Идем в ногу со временем

Имя Алексея Васильевича Гришина, врача-травматолога высшей категории, заведующего травматолого-ортопедическим отделением ТОГБУЗ «ГКБ им. Арх. Луки г. Тамбова» сегодня на слуху не только у специалистов, но и людей, имеющих к медицине весьма отдаленное отношение. К нему на консультативное лечение стремятся попасть не только жители Тамбова и области, но и многочисленные пациенты из столицы и крупных городов России.

 

Сегодня есть все возможности для того, чтобы не уступать в профессионализме столичным коллегам


– Работа отделения на уровне высоких медицинских технологий сегодня не проблема, – говорит Алексей Васильевич. – Все, что делается в престижных травматологических клиниках столицы, не составляет секрета и для врачей, работающих в отделении. Было бы желание не топтаться в профессиональном плане на месте, идти в ногу со временем.


Такое желание у специалистов, работающих под руководством А. В. Гришина, бесспорно, есть. А как иначе, если пример в том им подает сам заведующий отделением? При всей его загруженности – и профессиональной, и административной – он изыскивает возможность пройти курсовое обучение, чтобы овладеть новыми технологиями и методиками, появляющимися в мировой врачебной практике в сфере травматологии и ортопедии. – Очень удобно, – рассказывает Алексей Васильевич, – занятия идут блоками, по пять-шесть дней в каждом. За это время успеваешь получить и изрядный объем теоретических знаний, и новый запас практических методик. Сегодня работа в рамках международной ассоциации врачей позволяет быть в курсе всех новинок в нашей отрасли. Так что абсолютно не принципиально, работаешь ты в столичной клинике или в провинции. Главное – насколько стремишься быть в трендах времени, насколько у тебя есть желание обучаться всему новому, что появляется в современной практической медицине.


К слову заметим: 15 сертификатов о прохождении курсовой подготовки по те или иным ключевым вопросам современной травматологии и ортопедии – исчерпывающая характеристика открытости ко всему новому самого Алексея Васильевича. Потому и пациенты говорят о нем преимущественно в восторженном тоне: «Врач от Бога», «Настоящий профессионал, жаль только, что таких мало остается сегодня в нашей медицине» - вот только толика тех отзывов пациентов о нем, что постоянно появляются в личных блогах и на форумах. Впрочем, сам А. В. Гришин относится к ним философски спокойно: «Не стоит говорить только обо мне – в нашей профессии в одиночку врач, будь он и семи пядей во лбу, мало на что способен. Травматология – всегда командная работа. И складывается профессиональная команда не год и не два».

 

Экстренные и неотложные больные – преобладающие категории пациентов отделения

 

Но, прежде чем говорить о команде, стоит, видимо, несколько слов сказать и об отделении:
– На сегодняшний день в отделении расположено 70 коек травматологического профиля. Отделение носит название травматолого-ортопедичекого, соответственно, специалисты – это врачи травматологи-ортопеды. Из поступающих пациентов 90-91 процент – это больные экстренные и нуждающиеся в неотложной медицинской помощи, – дает необходимые пояснения Алексей Васильевич. – Экстренные – это пациенты, нуждающиеся в помощи по жизненным показаниям, неотложная медицинская помощь оказывается не по жизненным показаниям.
Плановая же госпитализация колеблется в рамках 9-10 процентов, Это те пациенты, которые поступают к нам в отделение с последствиями травм, на восстановительное лечение, или с какой-либо ортопедической патологией. К последним относится небезызвестная всем контрактура дюпюитрена или галлюсвальгус при плоскостопии, удаление конструкции, которое также причисляется к ортопедическим болезням. Пациентам с такими конструкциями мы рекомендуем через два года их удалять. Но в силу того, что отделение загружено именно экстренными и неотложными пациентами, плановость у нас имеет своеобразную сезонность.

 

Пришло время расширять сферу оказания платных услуг в травматологии


Продолжительные зимние каникулы, затяжные майские праздничные дни – едва ли не главная причина локального социального напряжения, периодически возникающего в отделении. Но и эта ситуация не безысходная. С людьми надо разговаривать, объяснять сложившееся положение дел. Вот, сейчас, например, мама пациента, работающая в областной больнице, хочет его перевести туда. Что ж, это ее желание и ее право. Сейчас человек, имеющий паспорт и полис обязательного медицинского страхования России, волен лечиться в любой точке нашей страны, потому что Фонд ОМС обязан ему проплатить лечение. Замечу: лечение по программе госгарантий, которое мы привыкли воспринимать как бесплатное, для медицинского учреждения таковым не является. Оно в большинстве случаев довольно-таки дорогое: койко-день, расходные материалы, питание, зарплата медицинских работников – в нормативы входит достаточно много статей.


И, тем не менее, тех средств, что медицинское лечебное учреждение получает за лечение больных по программе ОМС, явно не хватает. Вот мы потихоньку и приближаемся к теме нашего разговора – о необходимости расширения не только перечня – самой концепции оказания платных медицинских услуг в государственном лечебно-профилактическом учреждении. Само время сейчас диктует, что как-то надо выживать, как-то выходить из ситуации.


Вот только несколько цифр. Из 1800 пациентов, которые поступают к нам с травмами, полученными в ДТП, 1000 – это жители города Тамбова. Остальные – это жители области и иногородние пациенты. Бывает, что даже с бытовыми травмами больных из районов везут к нам. И конечно, мы не можем отказать им в госпитализации – поступают-то они с открытыми переломами. Не в традициях нашего учреждения отказывать кому бы то ни было в оказании медицинской помощи. Больного привезли – мы его госпитализировали, особенно если этот больной экстренный или неотложный. Тем более, что у них есть и паспорт, и полис.


Тренд сегодняшнего дня – современные медицинские техники, сводящие к минимуму нетрудоспособность пациентов. Каким образом? Какие шаги в этом направлении я вижу? Я предложил, например, приобрести инновационную аппаратуру, ударно-волновую терапию. Показаний к применению этой аппаратуры очень много. Большие плюсы в том, что при лечении ударно-волновой терапией не нужна анестезия, можно лечить и больных, находящихся в стационаре, и амбулаторных больных. Показания к лечению – все артрозы, хондропатии, эпикондилиты, плечелопаточныепериартриты, замедленная консолидация переломов костей, замедленная реабилитация после переломов, сосудистая и урологическая патология, косметология – словом, широчайший спектр недугов.


Эффект от применения ударно-волновой терапии просто фантастический. При замедленном сращении переломов, к примеру, нужно всего 8-10 сеансов УВТ. В Москве один сеанс стоит полторы-две тысячи рублей. Но если человек оказался перед выбором – либо повторно оперироваться, либо пройти сеансы ударно-волновой терапии, которая, к тому же, повышает функциональную активность всего организма, увеличивает переносимость нагрузок, способность к профессиональной деятельности, – то ответ очевиден.


Метод этот в травматологии и ортопедии известен очень давно, но до недавнего времени не хватало аппаратуры, которая по большей части производится за рубежом, хотя сейчас есть и качественные отечественные аналоги. В Тамбове сейчас ударно-волновая терапия начинает практиковаться в частных клиниках, но у меня большое сомнение в том, кто занимается этим лечением, прошли ли врачи специальную подготовку. Если УВТ будет заниматься врач, не имеющий специальной подготовки, к сожалению, приоритетным будет зарабатывание денег на востребованности инновационного лечения.


И это отнюдь не профессиональная ревность. Общеизвестно: эффективность его резко возрастает, если УВТ занимается врач-травматолог, хорошо себе представляющий сам механизм лечебного процесса, знающий, какой индивидуальный режим обследования и лечения нужно подобрать для пациента, учитывая особенности организма и сложность повреждения. Чтобы не возникло никаких проблем с последствиями, которые, как и при любом другом недостаточно профессиональном подходе, могут быть и при УВТ.

 

Маркетинг и в больнице есть маркетинг


Второй выход – это работа в нерабочее время. И не только врачей отделения. Здесь должен быть разработан грамотный и обстоятельный бизнес-план, предусматривающий включенность в процесс среднего и младшего медицинского персонала, оперблока, анестезиологов, если речь идет об операционном лечении. Не секрет, что есть категория больных, которые хотели бы быть прооперированными в максимально короткие сроки. Сегодня провели обследования – завтра операция. И такие пациенты готовы оплатить эти услуги, чтобы не зависеть от общей ситуации в отделении, не переживать эмоционально. Оперировать таких больных можно было бы в субботу, в выходной день персонала отделения. Можно было бы составить график сверхурочной работы врачей, всех служб, задействованных в процессе.


Условия больницы позволяют ввести это ноу-хау. Есть экстренный оперблок, состоящий из двух операционных, которые работают в круглосуточном режиме. Этот блок работает на все отделения. Но в каждом отделении есть своя операционная, соответствующим образом оснащенная. Чтобы делать операции нашего профиля, естественно, должны быть специальные условия, хорошо обученный персонал. Наша операционная, по сути, работает четыре дня в неделю. В пятницу в ней идет генеральная уборка, и в выходные эта операционная не используется. Мы соблюдаем санитарные нормы – нас проверяют на посевы, смывы, и многое другое и это закономерно: если существуют юридические и отраслевые законодательные требования, мы обязаны их выполнять. Однако пробелы существующего профессионального маркетинга, как говорится, имеют место быть. На Западе давно действует экономический подход к лечебному процессу: оснащенная операционная должна работать семь дней в неделю. С перерывами на генеральные процедуры через каждые четыре-пять операций. Но все логично и замечательно лишь на первый взгляд. В реальности же возникают проблемы. И упираются они в штат сотрудников отделения. Если у нас сейчас три операционные сестры, и вместе они собираются крайне, то о потоке речь вряд ли пойдет. Прибавим сюда же и нехватку младшего медицинского персонала. Следовательно, нужно, чтобы работали «приходящие» операционные сестры и санитарки. Или за законную высокую плату в свое нерабочее время работал штатный медицинский персонал.


Современные методики операций основаны на малой травматичности. Сегодня через маленький разрез можно поставить любой фиксатор. И наши «глаза» в такой ситуации – электронно-оптический преобразователь. Поэтому в нашей операционной вместе с врачами работает и рентгенолаборант. И высокого класса профессионалом он тоже становится не враз.


Методику малой травматичности операционного поля мы используем давно, с 1995 года. Можно, конечно, «распахать» все основательно, но это неправильно. При таком подходе мы нарушаем биологию ткани, нарушаем кровоток. А сделать нужные манипуляции из двух доступов или даже из одного – это экологично, да и с точки зрения косметического вида прооперированной участка тела целесообразно. Не говоря уже о том, что снижается риск кровопотери, риск послеоперационных осложнений. Это плюс современных методов лечения, приоритете которого заключается в том, чтобы больного на следующий после операции день можно было поднимать, а на седьмые сутки – выписать из отделения, предварительно обучив его восстановительной программе. К нам он в ходе восстановления приходит на контрольные осмотры, на снятие швов.


Есть и еще одна тонкость: часто думают, что операция и естьсамо лечение. В какой-то мере – да. Но лечение не состоит только из операции. Операция – это действие, направленное на соединение костей в правильное положение. Кроме нее, есть предоперационная подготовка, и есть послеоперационное лечение. Все это – составляющие лечебного процесса. Стереотип больного и его родственников понятен: быстрее сделать операцию. Врач же должен позаботиться о том, чтобы пациент был надлежащим образом к ней подготовлен. Как правило, у поступающего к нам больного наблюдается масса сопутствующих проблем. И если это не принимать во внимание, не проводить скрупулезно предоперационную подготовку – можно нажить беду.

 

Новое порой – хорошо забытое старое


15 лет назад добровольное медицинское страхование выглядело несколько иначе. На сегодня каждый 4-5-ый больной в отделении – это попавшие в ДТП люди. Причем количество множественных травм на одном пациенте выросло в разы. Попадают не просто с изолированными переломами, а будто побывав в камнедробилке. Бывает – несколько сегментов сломано, и каждый из них – в нескольких местах. Такого больного надо подготовить – его нельзя брать на операцию с гемоглобином 50 единиц: он умрет на операционном столе.


– Поэтому мы их готовим к операции, делаем поэтапно несколько операций на одном пациенте, говорит А. В. Гришин. – Мы их понимаем на ноги. И логично переходит к другому аспекту темы нашего разговора:
– Сегодня усиленно поддерживается имидж заграничных клиник – мол, только там и могут толком человека прооперировать, особенно если это сложная операция. Могу сказать, что в России их делают блестяще. У нас потенциал колоссальный. Мы можем даже при отсутствии современнейших инструментов сделать сложную операцию.


Какие планы в отделении? В самое ближайшее время встретиться с Ниной Ивановной Яромич, показать ей, что мы наработали, наши реальные предложения, написанные уже на бумаге. Что бы мы хотели видеть в плане расширения платных услуг. В наработках учтены интересы больницы, потому что развитие ее материально-технической базы, оснащение отделение новым оборудованием и расходными материалами, конечно же, предполагает и развитие нашего отделения. И в то же время прописаны интересы сотрудников отделения, которые в свои выходные дни готовы проводить платные операции. Этот шаг направлен и на удерживание штатных работников отделения: зачем ехать в Москву, в другие крупные города, когда можно здесь достойно зарабатывать? Вот, например, в четверг или в пятницу поступает больной. И он готов оплатить операцию, которую, после проведения обследования, врачи готовы провести в свой выходной день. У него совсем иное качество жизни, он хочет, чтобы лечение прошло быстро. Ставится в известность оперблок, ставится в известность начмед, заведующий реанимацией, чтобы не получилось так – мы пришли оперировать, а анестезиолога нет, потому что он занят своей работой. Все должно быть согласовано, увязано между собой. Может, это не сразу произойдет, но чтобы были и рентгенологи, и анестезиологи, которые хотели бы вместе с нами работать в свои выходные дни. Все предпосылки к этому есть уже сегодня.

 

Растить себе смену – важная задача.


В жизни все меняется, – подводит наш разговор к завершению Алексей Васильевич. – и мы тоже должны меняться со временем. И помогать молодым докторам обрести себя в профессии. Это – наша смена, и ее готовить нужно. Мы же – не вечные. Я это все понимаю. Нельзя быть одному «великим и незаменимым». Конечно, надо обучать персонал. Молодежь быстрее все схватывает и мыслит немного по-другому. Но ей не хватает одного – опыта и практических знаний. Этому и должны мы их научить. А желания работать, что бы ни говорили, у молодых докторов достаточно. И это очень важно, когда у молодых людей есть желание работать, желание впитывать тот опыт, которым владеют старшие их коллеги. Работа в такой больнице, как наша, дорогого стоит. Сегодня резко уменьшился контингент больных, которые хотели бы оперироваться в Москве или за границей, так что поле деятельности для молодого доктора открыто, как никогда.


– Все понимают, что столичная клиника – это колоссальные деньги. И при этом – минимум ответственности Мне приходилось консультировать пациентов, которые затем оперировались в Москве, хотя мы бы и могли провести операцию у нас, и обходилось им это в непомерно большие суммы. Мы проводили повторные операции пациентов и после заграницы, и после Москвы, устраняя профессиональные ляпы достопочтимых коллег.Единственное, в чем мы им уступаем – так это в оснащении отделения. И колоссально уступаем. Часто приходится работать инструментами, приспособленными для операций. Тот же строительный шуруповерт мы используем для просверливания отверстий в кости. А что делать? Они, правда, долго не выдерживают стерилизацию в агрессивной среде, поскольку сегодня предписывается для этих целей использовать только озоновые стерилизаторы – мощнейшие окислители. И эти механизмы, естественно, не рассчитанные на обработку, быстро выходят из строя. Но зато они стоят дешево, а специальная медицинская дрель, приспособленная для обработки, – в пределах миллиона. При том, что устройство это постоянно эксплуатируется, одной дрелью в отделении явно не обойтись, а приобрести сразу несколько прекрасных медицинских дрелей не позволяет бюджет. Вот и выкручиваемся, как можем. Понятно что одними руками хирурга-травматолога работать сегодня уже нельзя. Только вот метод работы «на коленке» в нашем государстве невероятно живуч – вся Россия работает столярными шуруповертами вместо высокопроизводительных медицинских дрелей. И это – еще один аргумент в пользу расширения перечня платных услуг: деньги, заработанные ими, в конечном счете работают на больного: приобретается новое дорогостоящее оборудование, врачи обучаются современным технологиям, да и просто повышение заработной платы стимулирует к большей ответственности, человек начинает больше дорожить своим рабочим местом.

 

Вместо заключения


Расширение сферы оказания платных услуг давно назрело. Тем более, что есть люди, которые хотят прооперироваться побыстрее. Но это – естественное желание любого пациента. И должна быть возможность на законном основании это их желание удовлетворить. Повторюсь: сегодня я вижу для этого лишь один путь – оперировать на коммерческой основе в нерабочее для персонала отделения время. Мы государственное учреждение, и должны соблюдать каноны: права пациентов на бесплатное медицинское обслуживание ни в коем случае не должны ущемляться. А вот в нерабочее время за установленную тарифом плату мы можем оказать необходимую медицинскую помощь. Высококвалифицированную и высокотехнологичную. Но такой вариант мы можем предложить, предварительно ознакомив больного с его правом на получение медицинской помощи по программе госгарантий. Дальше больной сам выбирает, какому варианту он отдаст предпочтение. Навязывать что-то ему никто не вправе.

Версия для слабовидящих

Навигация

Новости

Задать вопрос

Оставить обращение

Платные медицинские услуги

Контакты

График приёма

Запись на приём к врачу

Нормативно-правовые акты

Доска почёта

Наши достижения

СМИ о нас

Интервью со специалистом

Карта сайта

Поиск

Конкурс

С юбилеем, край Тамбовский!

: